Памятник архитектуры местного значения №61

казармы
Время постройки:
1909-1912
Стилевой признак:
эклектика с элементами модерна
материал фасада:
кирпич (красный)
Этажность:
3.5

в 1880-е гг., когда рассматривался вопрос о ликвидации боен, здесь появился объект, который и дал площади ее название. Почему-то Екатеринослав был избран для размещения летнего лагеря дислоцировав­шейся в Александрии (райцентр в современной Кировоградской области) 34-й пешей артилле­рийской бригады. Место для лаге­ря было выбрано неподалеку от лагеря 34-й пехотной дивизии — между дорогой на Волосское, Рас­копанной могилой, Жандармской балкой, Вознесенской слободкой и первым собственно городским кварталом (Феодосийской ули­цей). Именно этот участок и стали позднее неофициально именовать Артиллерийской площадью, а тер­ритория между дорогой и лаге­рем 34-й пехотной бригады тоже неофициально получила название Площадь у лагерей. Надо заметить, что границы этой второй площа­ди были более чем условными и, к примеру сказать, где заканчива­лись Севастопольская и Симферо­польская площади и начиналась Площадь у лагерей, не могли даже местные жители. Бытовало и тре­тье название, объединявшее в себе обе «площади» — Площадь в конце Лагерной улицы (Площадь за Лагерной улицей). Первый артил­лерийский лагерь просуществовал недолго — до 1890-х гг., когда 34-я бригада перестала размещаться на лето в Екатеринославе. На память городу осталось обширное око­панное рвом пространство, внутри которого были отчетливо видны ряды земляных оснований для палаток и другие следы образцо­во устроенного военного лагеря. Все эти перипетии с городскими и государственными заведениями мало отразились на Воскресен­ской слободке, которая постепен­но приросла новыми улицами и к концу XIX в. имела целых 598 человек населения.

В 1903 г. городские власти приняли решение о строительстве комплекса городских казарм для размещения расквартированного в Екатеринославе 134-го Феодосийского полка 34-й пехотной дивизии. Выбор городской управы пал на Артиллерийскую площадь, а точнее на земельные участки № 263, 264, 265, 266, 299, 300, 301, 302 и частично № 262 и 303 по плану города 1834 г, которые, собственно, и составляли площадь. Выбор места был обусловлен не только обширной территорией, но и близким соседством с другими военными объектами — Симферопольскими казармами и летними лагерями.

Строительство комплекса городских казарм для Феодосийского полка началось в 1905 г. по проекту архитектора Скоробогатова Д. С.. Подряд получили подрядчики Л. 3. Бабицкий и Ш. А. Френкель. Для строительства была выбрана Артиллерийская площадь. В 1907 г. уже были введены в строй казарма 1-го батальона и столовая при ней. В 1910 г. в комплексе уже были выстроены: три 3-этажных батальонных казармы, 2-этажный корпус канцелярии и офицерского собрания, 2-этажный корпус лазарета, гауптвахта и более 10 каменных служебных корпусов (конюшни, кухни, пекарни). Все это строительство обошлось городу примерно в 500 000 руб. Казармы были построены качественно, но в 1910 г. у города в связи с совершенно другим объектом произошел конфликт с подрядчиками Френкелем и Бруком. По итогам судебного процесса город проиграл тяжбу в 11 000 руб. В отместку городская дума приняла решение никогда больше не обращаться к услугам этих подрядчиков. Тем не менее, уже в 1911 г. в торгах на строительство дополнительных корпусов Феодосийских казарм со сметой в 170 000 руб. победителем вышел именно Ш. А. Френкель, предложивший выстроить их за 150 405 руб. 20 коп. Это вызвало новый скандал в городских верхах, но аннулировать результаты торгов власти не стали. В 1911-1912 гг. комплекс был дополнен корпусами казарм и служб нестроевой роты и 4 батальона полка. При строительстве казарм в Новожандармской балке была сооружена и станция биологической очистки сточных вод, в честь которой один из переулков слободки сразу же был назван Биологическим.

фото: А. Волок

Зимой 1910 г. казармы осмотрел военный министр, заявивший, что будет рекомендовать комплекс как образцовый по общей планировке и планам зданий. Неизвестно, было ли это сделано, но вскоре на имя городского головы пришла благодарственная телеграмма от императора: «Военный министр доложил Мне о том доброжелательном отношении к своему гарнизону, которое выразилось в быстрой и успешной постройке городом прекрасных казарменных помещений для войск. Передайте Екатеринославской городской думе Мою сердечную за это благодарность. Николай».

Вскоре после начала строительства казарм сюда вернулись и артиллеристы. В 1909 г. 34-я пешая артиллерийская бригада была полностью передислоцирована в Екатеринослав.

В 1918 г. при гетмане Скоропадском казармы были заня­ты 8-м армейским корпусом. Ночью 19 ноября, когда район вокзала уже был занят войсками Директории, местные большевики совершили великолепный по дерзости налет на одну из казарм, захватив 250 винтовок А 5 декабря разоружения корпуса потребовали уже сичевые стрельцы, которые по истечении срока ультиматума установили у Ипподрома артиллерийскую батарею и провели показательный обстрел казарм. В ночь с 10 на 11 декабря 1918 г. 137 конных и 130 пеших офицеров 8-го корпуса при 6 пушках и 45 пулеметах покинули город, двинувшись в сторону Крыма. Так начался поход, вошедший в летописи Белого движения как Екатеринославский. Оставленный комплекс был занят войсками Директории. 28 декабря, на четвертый день очередного большевистского восстания (поддержанного батько Махно), казармы — последний оплот украинских войск — были заняты восставшими. По свидетельству А. Ф. Стародубова, казармы сразу же начали грабить, причем, что удивительно, не махновцы, а местное население. Пострадали даже хранившиеся здесь аэропланы,

Летом 1919 г. казармы были заняты учебной частью Добровольческой армии. В это более чем сложное что еще называлось площадью, было занято под огороды местных жителей. В топках местных жителей сгорели строения детского городка и недостроенные дома железной дороги, от которых остались только каменные фундаменты. Прекратили свою деятельность Йодная и Искровая станции.

На начало 1920 г. Феодосийские казармы, согласно отчету воен­ного коменданта Екатеринослава, «представляют удручающую карти­ну запущенности, бесхозяйствен­ности, разрушения и вандализма. Вокруг всех корпусов много навоза, выбрасываемого из окон. Многие двери и окна сожжены. Уцелевшие двери открыты, так как попытка их забивать вызывала любопытство, и их взламывали». Один из корпусов пострадал от пожара, выбито большое количество стекол, уничтожены освещение, канализация, водопровод, центральное отопление, а также все казарменные принадлежности.
К этому времени был окончен ремонт только в корпусах гауптвахты и бывшего офицерского собрания, начаты работы над сго­ревшим корпусом 3 батальона. Всего на первоочередной ремонт здания требовалось 4 000 000 руб.

Феодосийские казармы в послевоенное время исполь­зовались для размещения воинских частей, которые подлежали расформированию. А с 1953 по 1978 гг. здесь дислоцировался зенитный полк 6-й гвардейской танковой армии. Пребывание здесь полка ознаменовалось грандиозным пожаром. Сгорели склады с законсервированными зенитными орудиями. Зрелище, говорят, было феерическим и страшным. Залитые маслом стволы извергали грандиозные огненные факелы, а жар был настолько силен, что оплывал метал и разрушалась кирпичная кладка.

Подготовлено по материалам Института Украиники

Смотрите также:


Комментировать

Ваш емейл не будет опубликован. Обязательные поля обозначены *