За последние 10 лет архитектуре Днепропетровска нанесен ущерб больше, чем в течение всего послевоенного периода, так считает профессор Приднепровской академии строительства и архитектуры Сергей Ревский.

Ни для кого не секрет, что особую гордость городов, имеющих свою историю, представляют древние улицы, площади и особенно здания, являющиеся историческими памятниками архитектуры. Историческое ядро является визиткой Рима, Стамбула, Праги, Варшавы, Парижа, Иерусалима, Лондона… И при этом никому и в голову не приходит мысль снести старый район, скажем, Мадрида, чтобы на этом месте соорудить грандиозный железобетонный развлекательный комплекс, гармонирующий с окружающими историческими строениями, как клоун с джентльменами на великосветском приеме.
Так происходит во всем мире, но только не у нас, в Днепропетровске.

Еще в начале XVIII века на берегу речки Половица (Жабокрячь) запорожские козаки основали свою слободу, которую так и назвали – Половица. А уже в 1792 году по плану известного русского архитектора академика И.Е.Старова на этом месте разворачивается строительство первых жилых кварталов города и складывается его историческое ядро. Планировка этого района сохранилась до настоящего времени.
В марте этого года был безжалостно разрушен старинный дом в самом центре исторического ядра, по улице Глинки, 10. Последний из всего квартала, образованного улицами Глинки, Коцюбинского, Харьковской и Плеханова, которые чуть раньше тоже были пущены под нож бульдозера. С поразительной поспешностью (за две недели), один за другим были уничтожены полностью сохранившиеся и требующие разве что несложных реставрационных работ дома ценной исторической застройки. Как оказалось, ЗАО «Созидатель» и строительная фирма «Акта» решили на этом месте возвести гигантский развлекательный комплекс «Мост сити–центр». И, по всей видимости, их не очень заботит сохранение исторического лица города. А ведь согласно Закону Украины «Об охране культурного наследия» еще до начала каких-либо работ с домами рядовой исторической застройки, коими являлись снесенные здания, необходимо было осуществить предпроектную научно–исследовательскую работу.
Кто же разрешил или, так сказать, благословил подобные действия по уничтожению нашей памяти, запечатленной в застывших формах архитектуры? В распоряжении городского головы И. И. Куличенко от 17.05.01 говорится о выделении ЗАО «Созидатель» этого участка земли для строительства с реконструкцией существующей постройки. О сносе и речи не ведется. Но уже через три месяца в решении горисполкома №1922 сказано: «После выселения жителей домов выполнить снос отселенных зданий».

Но факт остается фактом: на месте ценных исторических зданий, представляющих целую эпоху, девять объектов из которых были признаны значительными, зияет пустырь с руинами и обломками стен, похожий на квартал Сталинграда в 1943 году после массированной ковровой бомбежки фашистами.

Сергей Борисович Ревский, единственный во всем регионе квалифицированный ученый, занимающийся работой в области истории архитектуры Днепропетровска, написавший на эту тему немало книг, кандидат наук, профессор кафедры «Основы архитектуры» Приднепровской академии строительства и архитектуры любезно согласился ответить на вопросы корреспондента.

–Скажите, на Ваш взгляд, можно ли было сносить данный квартал и насколько он исторически ценен?
–Квартал, о котором идет речь, является частью исторического ядра города. Но надо помнить, что это не то же самое, что исторический центр города, который со временем изменяется и является частью современного центра. А историческое ядро – это понятие во времени и в пространстве неизменное, это то место, откуда начался город. На этом квартале нет индивидуальных памятников архитектуры, поэтому намерения по поводу его реконструкции правомочны и, более того, необходимы. Но дело в том, что ряд зданий были классифицированы как исторически ценная рядовая застройка и их значимость важна для восприятия исторического ядра в пространстве этого небольшого квартала.
Конечно, в любом случае нужно было сохранить эти здания как элементы объемно–пространственной композиции.
А сам новый комплекс не должен диссонировать исторически–пространственным характеристикам исторического ядра города. Иначе получается то же самое, если в колье вместо одного бриллианта вставить эмаль – будет нарушена целостность изделия. В данном случае, изделие – это историческое ядро города, которое должно было сохранить свои средовые характеристики.
Я думаю, что допущена серьезная ошибка и ее последствия могут быть еще более тяжелыми, чем они кажутся на сегодняшний день. Ведь таким образом может быть создан прецедент дальнейшего разрушения исторического ядра города.
– Как решаются подобные вопросы в других странах?
– В любой уважающей себя стране историческое лицо городов сохраняют в виде, как можно более приближенном к первоначальному. Муниципалитеты городов мира на это идут совершенно безболезненно, ведь в мире сейчас доминирует понятие не сиюминутности, а знания своих исторических корней. А мы, уничтожая раритеты, сохраняющие этот историзм, превращаемся в каких-то мотыльков-однодневок. Нужно строить новое, никто не спорит, но не уничтожая лучшее из ранее созданного. Сохранение целостной рядовой среды – эта тема в мире уже пройдена, у них этой проблемы нет. Она решена еще в 1950-х годах, когда была принята Венецианская хартия, в первом параграфе которой было отмечено, что традиционная застройка представляет собой не меньшую ценность, чем отдельные памятники архитектуры.
Если здание относится к эпохе классицизма, то ни в одной стране Европы без предварительного исследования его реставрировать не будут, не то что сносить, как у нас.
Вспомним пример. Варшава в войну превратилась в польский Сталинград. И первое, к чему приступили поляки после освобождения столицы, было восстановление исторического ядра города – «Старого Мястца», направив туда все деньги. И с нуля воссоздали его, понимая ценность этого для самосознания варшавян и восприятия поляками себя как нации, как древнего народа и древнего государства с тысячелетней историей.
А у нас все наоборот. Как же мы творим свою историю, если городу только лишь двести лет, а мы уже уничтожаем то, что было ранее создано?!
– Как Вы считаете, в данном случае при сносе целого квартала был нарушен закон?
– Существующий закон «Об охране культурного наследия» предусматривает сохранение исторической среды. Другое дело, в нем не оговорена степень ответственности по ее охране. Но это не повод для нравственно-культурологического произвола.
Потому что закон законом, но есть еще понятие достоинства, патриотизма, любви к себе, людям, живущим рядом, к городу, к стране. Ведь именно такие места в городах и составляют Украину, ее историю.
– Скажите, специалисты архитектурной администрации обсуждали где-либо этот проект?
–В ГлавАПУ на градостроительном совете, когда рассматривались проектные предложения, в постановляющей части решения было записано, что фасады исторически ценных зданий необходимо сохранить и включить их в общую композицию вновь создаваемого объекта. Получается, что формально все соблюдается, даются нормальные рекомендации, но когда доходит до дела, то все это игнорируется. Причем такое явление очень широко у нас распространено.
–Сергей Борисович, как в Днепропетровске обстоят дела со зданиями, охраняемыми государством?
–На сегодня в нашем городе буквально все памятники архитектуры, а их более ста, по внешнему своему состоянию совершенно не соответствуют требованиям, предъявляемым к их сохранению. А ведь первая и главная задача – сохранение аутентичности здания, то есть его первозданности.
– «Новаторы» говорят, что жизнь не стоит на месте, а в «екатерининках» до сих пор для отопления пользуются старинными форсунками, то есть эти дома и морально, и физически устарели.
– И что, их по этой причине сносить? Безусловно, внутренне здания должны изменяться, но внешне они должны оставаться неизменными. Он потому и памятник, что наиболее полно и наглядно представляет тот или иной этап в развитии архитектуры городской застройки, тот или иной стиль, а может быть, уникальность, свойственную только для нашего города.
– Скажите, какое самое древнее сохранившееся здание в Днепропетровске?
– Их два, располагаются они по адресу: ул. Ворошилова, 8 и 10. Но самое поразительное в том, что эти дома до сих пор не взяты под охрану государством. В мировой практике я не знаю подобного случая, это нонсенс. Выявлены они уже более двадцати лет назад, и предложены к охране, но «воз и ныне там».
– Сегодня многие памятники своевольно реконструируются новыми хозяевами, что поэтому поводу сказано в законодательстве?
– Закон четко говорит: реставрации, реконструкции, ремонту памятника архитектуры должен предшествовать предпроектный научный анализ. За редким исключением, в Днепропетровске это требование не выполняется. Но даже если и осуществляется подобный анализ, то его выводы абсолютно игнорируются. Консультационный совет при губернаторе по вопросам охраны культурного наследия принимает заключения, но когда доходит до воплощения, делается все абсолютно не так. Отсутствует контроль.
– Сергей Борисович, приведите примеры самовольного видоизменения памятников.
– В свое время без каких-либо предпроектных научных работ была начата реконструкция вновь выявленного памятника архитектуры по ул. Баррикадной, 1. Тогда нам удалось остановить видоизменения этого исторически ценного здания. Но сменился его хозяин, и работы продолжились. Теперь на два дома пытаются достроить еще один этаж и крышу, изменяя таким образом единственный сохранившийся фрагмент застройки проспекта, составляющий сплошной фронт зданий середины XIX века, который образуют эти четыре дома. Они ценны как средовой элемент. Более того, каждое из этих зданий представляет собой исторически-архитектурную ценность. И объединение их по верху ведет к уничтожению характеристик этой застройки. Естественно, эти работы ведутся в нарушение Закона без предпроектного анализа и разрешений.

Клуб общественного собрания (ДК Железнодорожников), несмотря на статус памятника архитектуры национального значения, ремонтируется с ущербом для аутентичности. В результате реконструкции в него привнесены колоссальные изменения. Но все же статус памятника не давал хозяевам полностью развернуться. Тогда они пошли другим путем: районный суд принял заключение о том, что с точки зрения закона это здание не является памятником архитектуры. Иными словами, райсуд сказал государству, Кабинету Министров: «Вы для нас не указ!»
Зарегистрированный памятник по ул. Гопнер, 2. Еще в начале XX века половина первого этажа была переделана под магазин, с нарушением аутентичности здания. И вот сейчас это помещение попало к новому хозяину и, как говорится, сам Бог велел вернуть зданию его первозданность. Так нет, принято решение еще больше усугубить искажения.
Новое здание областной библиотеки – памятник архитектуры, и, тем не менее, оставив лишь его фасад, строители полностью уничтожили главную средовую характеристику памятника – его объемность, пластику. И теперь те, кто это согласовал, ставят вопрос о том, чтобы это здание вывести из списка памятников архитектуры. Сначала они дают добро на искажение, а потом ставят вопрос об исключении из списков.

– Сергей Борисович, Вы упомянули о консультационном совете по охране памятников архитектуры. Как он реагирует на подобные действия застройщиков и чиновников!
–По закону в этот совет должны входить ведущие ученые и квалифицированные специалисты-практики по вопросам истории архитектуры. Но в нашем совете подобных специалистов единицы, а ученый один – это я, занимающийся этой проблематикой вот уже более 30 лет. Остальные члены совета – неспециалисты в этой сфере, в основном, это архитекторы-администраторы, то есть как раз те люди, которые на местах принимают решения об искажении этих же памятников. Они что, призваны консультировать самих себя? И когда я и ведущий специалист-практик Лев Григорьевич Попов стали выступать на этом совете против разрушения памятников архитектуры, нас, реорганизовав совет, в него не включили. В результате стали приниматься решения далеко не в пользу сохранения нашей истории. Например, реконструкция уникального памятника классицизма здания по проспекту Карла Маркса, 41. Этот дом представляет большую редкость для Украины, так как является примером Московской школы. Подобных домов в нашем городе всего два, один из которых получил отображение на старинных гравюрах. Работы проводились без предпроектных исследований. Уже сам проект предполагал нарушение аутентичности здания, а при проведении реальных работ даже он был нарушен. Здание утратило свои типологические историко-архитектурные характеристики. И, к сожалению, подобная практика стала уже тенденцией.

Если и дальше все пойдет в том же ключе, то город превратится в смесь карликового Нью-Йорка с Вавилоном, а о его историческом лице, вековых традициях придется забыть. А как хорошо все начиналось!.. Из письма светлейшего князя Потемкина Екатерине II: «Всемилостивейшая государыня, где же инде, как в стране, посвященной славе вашей, быть городе из великолепных зданий…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>